sergei_arssenev (sergei_arssenev) wrote,
sergei_arssenev
sergei_arssenev

Categories:

Великий меценат Юрий Степанович Нечаев-Мальцов

Русский аристократ  и  великий меценат  Юрий Степанович Нечаев-Мальцов (11 (23) октября 1834 — 1913) подарил России Музей изящных искусств (ныне ГМИИ им. А.С. Пушкина), а также  более десятка прекрасных храмов и  благотворительных учреждений. Ю.С.Нечаев-Мальцов, входивший в конце XIX — начале XX века в число двенадцати самых богатых людей России, истратил на меценатство и помощь людям две трети своего огромного состояния. Его социальная ответственность может служить благородным примером для современных российских бизнесменов.

Юрий Степанович Нечаев-Мальцов, 1885, портрет работы Ивана Крамского

Благотворительность и  меценатство являлись семейной традицией аристократов Нечаевых. Степан Дмитриевич Нечаев – обер-прокурор Святейшего синода, сенатор  и  отец Юрия Степановича потратил на социальную ответственность большую часть своего состояния. Он был первым исследователем Куликова поля и создал первый в России музей Куликовской битвы, победа в которой освободила Русь от векового ига Золотой орды и  послужила началом объединения русских земель в  единое централизованное государство.  До 1918 года этот музей находился  в  старинном родовом дворце  усадьбы Нечаевых Полибино, расположенной недалеко от Куликова поля (сейчас село Полибино Данковского района Липецкой области).

Степан Дмитриевич первым предложил создать на Куликовом поле мемориальный памятник и  храм Сергия Радонежского для увековечения Победы русского воинства в  Куликовской битве,  сделал основноё пожертвование и  провёл сбор средств для реализации этого замысла. По инициативе С. Д. Нечаева тульский губернатор В.Ф.Васильев в 1820 году выступил с  ходатайством перед императором Александром I о создании мемориального памятника на Куликовом поле. В 1836 году, император Николай I утвердил эскиз чугунного обелиска А. П. Брюллова. Во время празднования 470-ой годовщины Победы в Куликовской битве 8 сентября 1850 года памятник был торжественно открыт.

Памятник в честь Победы на Куликовом поле

После установки мемориальной колонны на месте Победы в Куликовской битве Степан Дмитриевич Нечаев сделал пожертвование и  начал сбор денег на сооружение храма Сергия Радонежского на Куликовом поле. Святой Сергий Радонежский благословил русское воинство  перед  Куликовской битвой  и  дал  из  своего  монастыря  князю  Дмитрию Донскому монахов-богатырей Родиона Ослябю и Александра Пересвета, победившего в  единоборстве перед битвой монгольского богатыря Челубея  и  вдохновившего  наших воинов  на  Победу. 

За свою жизнь Степан Дмитриевич Нечаев истратил огромные деньги на благотворительную деятельность и  его дело продолжил сын —  великий меценат России Юрий Степанович Нечаев-Мальцов.  Он окончил юридический факультет Московского университета и  поступил на дипломатическую службу. Во время путешествий по странам Европы зародилась и  окрепла у  Нечаева-Мальцова любовь к искусству, которая и  определила впоследствии его судьбу, связанную с Московским музеем изящных искусств, ныне Музеем изобразительных искусств имени А.С. Пушкина.

После смерти С. Д. Нечаева тульское духовенство активно поддержало идею постройки храма Сергия Радонежского на Куликовом поле. Юрий Степанович  также как и отец сделал  пожертвование на строительство собора. В 1911 году архитектором А.В.Щусевым был сделан проект. Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле строился четыре года (1913-1917).

Храм Сергия Радонежского на Куликовом поле

В 1880 Юрий Степанович получил от своего дяди, одного из богатейших русских промышленников того времени, Ивана Сергеевича  Мальцова (1807–1880) огромное наследство.  При вступлении в  права наследования он  по завещанию стал обладателем двойной фамилии Нечаев-Мальцов.  Юрий Степанович, используя свои зарубежные связи, приобретённые на дипломатической службе, реорганизовал производство художественного хрусталя в городе Гусь, при нем получившем название Гусь-Хрустальный.  Нечаев-Мальцов приумножил состояние дяди эффективным управлением и  продолжил традиции социальной ответственности отца, потратив  огромные средства на благотворительность.

В 1885 году он основал во Владимире Техническое училище имени своего дяди Ивана Сергеевича Мальцова. Затем воздвиг в  центре города Гусь-Хрустальный, храм Святого Георгия по проекту Н.Л.Бенуа. В селе Березовка недалеко от имения Нечаевых Полибино по воле Юрия Степановича был построен храм Дмитрия Солунского в память русских воинов, павших в Куликовской битве. Уникальный по архитектуре храм возведён по проекту великих зодчих А. Н. Померанцева и В. Ф. Шухова. Мозаики в  храме были сделаны знаменитым петербургским мастером В. А. Фроловым по эскизам великого художника В.М.Васнецова. Вслед за храмами в Гусь-Хрустальном была построена богадельня имени И. С. Мальцова, а в Москве, на Шаболовке 33, в 1906 был построен комплекс дворянской богадельни имени Ю. С. Нечаева-Мальцова (архитектор Роман Клейн).

Храм Дмитрия Солунского в Берёзовке

в честь русских воинов, павших в Куликовской битве

Проживая в  Санкт-Петербурге, Юрий Степанович Нечаев-Мальцов попечительствовал Морскому благотворительному обществу, Николаевской женской больнице, Сергиевскому православному братству, помогал Дому призрения и ремесленного образования бедных детей, с 1910 был попечителем Школы Императорского Женского патриотического общества имени Великой Княгини Екатерины Михайловны. Долгое время был членом Попечительного комитета о сестрах Красного Креста, на основе которого в 1893 под покровительством принцессы Е. М. Ольденбургской возникла Община сестер милосердия святой Евгении Красного Креста. Став вице-президентом Общины, пожертвовал деньги на строительство под ее эгидой двух больничных корпусов и здания богадельни для престарелых сестер милосердия. Финансировал деятельность медицинских учреждений, субсидировал журнал «Художественные сокровища России», выходивший под редакцией А. Н. Бенуа, а затем А. В. Прахова.

Благодаря Юрию Степановичу Нечаеву-Мальцову до наших дней ещё сохранилась первая в мире гиперболоидная конструкция, ажурная сетчатая стальная башня удивительной красоты, расположенная сейчас у дворца Нечаевых в Полибино. Уникальная водонапорная башня построена великим русским инженером В.Г.Шуховым для крупнейшей дореволюционной Всероссийской промышленной и художественной выставки в Нижнем Новгороде, проходившей в 1896 году. Она потрясла посетителей выставки необычностью и красотой формы. После окончания выставки уникальный шедевр купил Ю. С. Нечаев-Мальцов. Башня была перевезена в разобранном виде в  Полибино и установлена В. Г. Шуховым рядом с  дворцом Нечаевых. Гиперболоидные конструкции впоследствии строили многие великие архитекторы: Гауди, Ле Корбюзье, Оскар Нимейер. Шуховские сетчатые гиперболоидные башни востребованы и в настоящее время. Самая большая в мире телебашня, гигантская 610-метровая гиперболоидная сетчатая конструкция, соответствующая патенту В. Г. Шухова и очень похожая на башню у дворца Нечаевых в Полибино, возведена в 2005-2009 годах в Гуанчжоу в Китае. Сейчас в  Полибино нередко приезжают зарубежные специалисты и  архитекторы и, благодаря Юрию Степановичу, они пока ещё имеют возможность видеть и  изучать первую в мире гиперболоидную сетчатую башню-оболочку.

Башня В.Г. Шухова у дворца Нечаевых в Полибино

До революции в усадьбе Полибино у  Ю. С. Нечаев-Мальцова гостили и творили Л.Н.Толстой, И. Е. Репин, И. К. Айвазовский, К. А. Коровин, В.Д.Поленов, В. В. Васнецов, И. В. Цветаев, А. Н. Бенуа, Ольга Книппер-Чехова, Анна Ахматова. А после революции дворец Нечаевых в  Полибино, построенный ещё в  XVIII веке знаменитым архитектором В. И. Баженовым и расписанный И. К. Айвазовским, был разграблен и  все росписи были уничтожены. Первое в мире сооружение гиперболоидной формы, башня В. Г. Шухова у дворца в Полибино, более 30 лет страдает от коррозии и  требуется срочный ремонт её основания.

Некоммерческий фонд «Шуховская башня»  в  начале 2008 года обратился к руководству страны с  просьбой реставрировать усадьбу Нечаевых к столетию Государственного музея изобразительных искусств. Шуховская башня и  Нечаевский дворец в Полибине являются памятниками архитектуры федерального значения и находятся  под охраной государства.

Современное состояние дворца Нечаевых в Полибино.

Архитектор В.И. Баженов, XVIII век

В историю Ю. С. Нечаев-Мальцов вошел как человек, подаривший России Музей изящных искусств (ГМИИ имени А. С. Пушкина) в Москве, пожертвовав на его строительство около 80% необходимых денег. Профессор Иван Владимирович Цветаев, отец поэтессы Марины Цветаевой и инициатор создания музея, обратился к властям и к состоятельным аристократам с просьбой внести пожертвования на строительство музея.

С весны 1987 к работе Комитета И.В. Цветаеву удалось привлечь Ю.С.Нечаева-Мальцова (1834-1913). Художественный вкус потомственного коллекционера шедевров искусства и археологических редкостей, университетское образование, опыт дипломата, связи и состояние одного из двенадцати богатейших людей России конца XIX века позволили Юрию Степановичу Нечаеву-Мальцову возглавить реальную работу Комитета по устройству музея, став Товарищем председателя Комитета (Великого Князя Сергея Александровича),  контролировавшим завершение работ по проектированию и ход строительства Музея.  До 1987 года под его контролем был возведён ряд крупных храмов и зданий с участием лучших архитекторов, инженеров и художников России и поэтому руководство новым масштабным проектом стало ему интересно.  С середины 1987 года начались реальные пожертвования Ю.С.Нечаева-Мальцова на строительство и коллекцию Музея.

Именно Ю.С. Нечаев-Мальцов настоял на закладке всего здания сразу, а не переднего корпуса, выходящего фасадом на Волхонку, как предлагал И.В. Цветаев. Юрий Степанович настоял на «необходимости кирпичной выкладки всего здания музея зараз, чтобы придать ему целостность с самого начала» («Московские ведомости», 1987, 2 дек., №332, стр.4). Реальная окончательная длина фасада  практически не изменилась, но в глубь квартала здание выросло почти в пять раз, что видно на окончательном плане музея от 12 июля 1898 года.

С 1904 года после пожара на стройке, когда сгорела большая часть создаваемого Музея, многие потеряли веру в успех масштабного проекта. Пожертвования на строительство практически прекратились и в дальнейшем в течение 8 лет до открытия Музея Ю.С.Нечаев-Мальцов один финансировал возведение гигантского здания. В итоге официальная сумма прямых пожертвований от имени Нечаева-Мальцова на Музей изящных искусств соствила более 2 миллионов царских рублей (эквивалент более миллиарда современных долларов).  Часть пожертвований Юрий Степанович из-за своей скромности сделал анонимно, поэтому реальный его вклад был больше официально учтённого. Но в семье Цветаевых его вклад не был тайной. Марина Цветаева в своих воспоминаниях пишет о сумме в полтора раза превышающей официально учтённые 2 миллиона: «… когда в 1905 году его [Нечаева-Мальцева] заводы стали, тем нанося ему несметные  убытки, он ни рубля не урезал у музея. Нечаев-Мальцев на музей дал три  миллиона, покойный государь триста тысяч. Эти цифры помню достоверно. Музей Александра III есть четырнадцатилетний бессребреный труд моего отца и три  мальцевских,    таких    же    бессребреных    миллиона.»  (“Музей Александра III” (в сокращении), Марина Цветаева, собрание сочинений в 7 томах, том 4, книга 1,  изд. «Терра», М.,1997 г.)

Масштаб Музея,  позволивший ему в наше время стать известным брендом, определил  и  обеспечил  именно  Юрий Степанович Нечаев-Мальцов. Без его участия до революции в лучшем случае был бы построен только передний корпус, выходящий фасадом на Волхонку.  Здание музея было бы меньше почти в пять раз, заняв место в ряду многочисленных средних и малых экспозиций Москвы, и ГМИИ никогда не попал бы в число крупнейших художественных музеев Европы.

Особое внимание при доработке проекта Музея Ю.С. Нечаев-Мальцов уделял архитектуре и интерьеру Зала Славы русской науки, литературы и искусств (ныне Центральный или Белый зал второго этажа, к которому ведёт парадная лестница музея). По его указанию Р.И. Клейн несколько раз переделывал проект Зала Славы. Именно Юрию Степановичу принадлежит идея сделать этот зал исключительно Белым. Он отклонил несколько вариантов Зала Славы из-за их недостаточной величественности и изысканности. Ю.С. Нечаев-Мальцов настоял на каменном фризе над колоннадой фасада, взамен предложенного Клейном гипсового. Он финансировал и лично инспектировал на Урале добычу белого мрамора для отделки Музея. Когда выяснилось, что десятиметровые колонны для портика музея сделать в России невозможно, Юрий Степанович заказал их в Норвегии, зафрахтовал пароход для их доставки морем и  баржи для сплава по рекам до самой Москвы. Для дарения Музею он закупал антиквариат в Египте и в Венеции приобрёл копии мозаик собора Святого Марка.

Отношение Юрия Степановича к делу создания Музея хорошо характеризует фраза из письма ему от Ивана Цветаева, датированного 7 сентября 1899 года:

«Мне  очень жаль, что я не знал о намерении Р.И. Клейна поднимать тяжёлые балки именно 5 числа. Это была замечательная картина, когда рабочие колебались перед такой необычной тяжестью и таким объёмом балок в столь сильной степени, что Вы сочли нужным подать им пример, ставши первым на месте стройки, казавшемся им особенно опасным. И предводительствовать Вам на лесах и на стенах пришлось в убийственную погоду: дождь лил как из ведра, ветер свистал и был большой холод. …»

Музей изящных искусств (ныне ГМИИ) в 1912 году.

Фото К. А. Фишера

После 14 лет строительства, детальное описание которых может служить основой увлекательного романа, 31 мая 1912 года Музей был торжественно открыт. Семья и свита Николая II подъехали к сияющей новизной величественной лестнице Музея в шикарных автомобилях. У входа Государя встречали Ю. С. Нечаев-Мальцов и И. В. Цветаев. Император Николай II остался доволен результатом многолетнего труда. К государственным наградам и очередным званиям были представлены многие члены Комитета по созданию музея, члены Строительной комиссии музея и отдельные жертвователи.   За заслуги в создании музея изящных искусств Юрий Степанович Нечаев-Мальцов был  награжден орденом Александра Невского. Великий меценат умер в возрасте 79 лет через год после открытия Музея. Юрий Степанович Нечаев-Мальцов был похоронен на Новодевичьем кладбище в  Москве, рядом со своим отцом и  матерью. Семейный склеп Нечаевых был уничтожен в  советское время. На фасаде здания музея, который с  1937 года необоснованно носит имя А. С. Пушкина, установлена мемориальная доска с барельефом Ю.С. Нечаева-Мальцова.

Вклад Великого мецената Юрия Степановича Нечаева-Мальцова в создание ГМИИ им. А.С.Пушкина незаслуженно замалчивался в годы советской власти, и, к сожалению, эта традиция не изменилась  до настоящего времени, несмотря на подготовку празднования предстоящего столетия Музея и рост общественного интереса к его подлинной истории. Также в советское время замалчивался факт существования до 1918 года Музея Куликовской Битвы во дворце аристократов Нечаевых в Полибино. Жаль что в нынешней России пока нет аристократов, желающих восстановить этот музей и реставрировать дворец Нечаевых. В связи с постоянным развитием расположенного рядом Государственного музея-заповедника Куликово поле создание туристического комплекса на базе усадьбы Нечаевых в Полибино может стать прибыльным проектом.

Tags: arssenev, Куликовская битва, Музей Изящных Искусств, Нечаев-Мальцов, Полибино, наследие, пейзаж
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments